Ох,уж эти еноты! (электронная книга)

Фрося (2)
Категории

Енототерапия набирает обороты! Усталость от офиса и тягот современной жизни снимает почти мгновенно. Даже в самых запущенных случаях. Проделки енотов заставят улыбаться даже самых мрачных пессимистов. А их мордочки строят такие рожицы, что в них влюбляются даже совсем равнодушные к животным люди. Сомневаетесь? Прочтите книгу! Здесь собраны реальные истории из жизни енотов в семье человека. Хотя уже к середине книги начинает казаться, что это люди живут в семье енотов. Приятного чтения!

Приобрести можно здесь лично у автора, файл PDF будет отправлен вам в течении 24 часов.

Или купить можно на Литресе, или https://ridero.ru/books/maruskiny_zametki/

Цена: 350 руб.

Описание

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав

Вступление или Почему — еноты?

Еще совсем малышкой, практически с самого рождения, со слов моих родителей, я и животные были неразлучны. Хотя в семье их никогда не содержали.

По рассказам родителей, стоило им отвернуться от коляски, как на мне уже сидел и мурлыкал свои песенки какой-нибудь облезлый дворовый кот. Поставишь коляску, оглядишься, что рядом псов или котов нет, и шмыг быстро в магазин. Спустя несколько минут выглядываешь и всё: или пёс сидит у коляски, или кот в коляске. И не было объяснения такой вот странной любви.

Всё стало ещё сложнее, когда я освоила свои ножки. Теперь я гонялась за всем, что движется: кошки, собаки, бабочки, жуки, рыбки…

Становясь старше, я полностью игнорировала кукол. Моими игрушками были зайки, кошечки, щеночки. Плюшевые или резиновые.

В наше детство уже лет с 5 дети бегали без родителей по улице. И теперь было полное раздолье: компании дворовых кошек и собак заменили мне друзей. Даже в школу и со школы меня сопровождали мои лохматые приятели.

Город наш был пограничный, и рядом с моим домом была площадка обучения служебных собак. Любимым зрелищем для меня были их занятия. А когда пограничники уходили, я брала дворовую кошку Муську и лезла через забор на площадку. Ну, не знала я тогда, что кошка и служебная собака сильно отличаются.

Да и Муська была совсем не против за кусочек мяса из супа поработать Мухтаром. Когда все команды послушания были выучены до идеала, пришлось идти уговаривать соседского мальчишку побыть «нарушителем», чтобы Муська поучилась задержанию. И когда уже и эта наука была полностью пройдена, этот самый помощник рассказал всё родителям. А они — моим. Строжайший запрет на лазание через забор, «перевод мяса» и «непотребное для девочки поведение» был дополнен ссылкой в деревню к бабушке. А эпизод с «пограничной кошкой» стал любимым рассказом в нашей семье.

Потом были соседские собаки, бабушкины козы и куры с гусями, бесконечные уличные кошки, и даже воробей.

Я не знала тогда даже такого слова «дрессировка». Считала, что мы просто играем, что они меня понимают и слушаются, когда им это интересно. А мясо из супа, спрятанное от родителей в карман, просто небольшая еда и перекус.

И вот, научившись читать, я впервые оказываюсь в библиотеке. И, конечно же, меня интересуют книги о животных. Я читаю их запоем. Они переносят меня в мои мечты о своем зоопарке и цирке. Только без клеток и без наказания животных. Мне это кажется глупым: ведь мои уличные мохнатые друзья без всяких клеток и поводков бегут ко мне на «репетиции» и без всякого принуждения и наказания, придумывают вместе со мной интереснейшие выступления.

Уже став старше, я до хрипоты спорю с учителями биологии на тему инстинктов и разума у животных. Ну, несогласна я с их теорией! И сейчас несогласна. Жизнь ведь доказывает совсем иное, не то что в учебнике.

С 14 лет я обучаю соседских собак послушанию, а пограничных — задержанию и следовой работе. В 15 лет открываю для себя ипподром и влюбляюсь в лошадей.

Нет ни одной книги или журнала о животных, в местных библиотеках, которые я бы не прочла (да-да, в то время ещё не было интернета).

По окончании школы я мечтаю стать ветеринаром. С восьмого класса помогаю в местной ветеринарной клинике, и сама лечу дома обречённых. Но когда приходит время поступать, вмешиваются родители: «Не будет наша дочь коровам хвосты крутить». Я жутко боялась отца и не смела перечить, слёзы и уговоры, увы, никогда не помогали мне в семье отстаивать свое мнение. Я поступила в педагогический.

Прошло несколько лет. Комната в общежитие, дочь 5 лет… а мне почти каждую ночь снятся животные, особенно овчарки.

Однажды утром у меня началась самая настоящая истерика: с криками, воплями, слезами до обессиливания. Я не могу больше, я хочу собаку! Взрослая женщина и такие капризы.

Да и куда собаку? В общежитии животных заводить запрещено. И вдруг приходит озарение. Я пойду служить кинологом в армию. И там у меня будет собака. Собаки. Много собак.

Отдельной книги заслуживает история моей службы, но сейчас не будем о ней. Это были самые счастливые 2 года моей жизни.

В это время я поступаю на зооинженерный факультет в ТСХА. Узнаю о зоопсихологии. Увлекаюсь ей до самозабвения. Уже через год кажется нет такой статьи или книги, по этой науке, которую я бы не изучила досконально. Постоянные занятия с собаками на службе, открытие своего кабинета зоопсихолога, победы в различных соревнованиях и конкурсах с моей воспитанницей — немецкой овчаркой Ирмой.

Мне казалось, что я уже не узнаю ничего нового. И вот на новогодних каникулах веду свою дочь в «Уголок Дедушки Дурова». Все трюки и номера просты и понятны, и я даже начинаю дремать.

— Мама, мама, смотри — енот, — сквозь дрёму я слышу требование дочки и открываю глаза…

А вы верите в любовь с первого взгляда? Она существует! Две чёрные бусинки глаз, казалось, заглянули в самую душу, забрались в сердце, и крепко-накрепко обняли его своими лапками-ручками.

Все остальные животные — это любимые животные, питомцы. А енот стал для меня моим ребёнком. И с фанатизмом матери, ищущей своего дитя, я бросилась на поиски своего енота.

2000 год. Зверофермы и зоопарки в упадке. Енотов нет. Если и есть, то взрослые и не продаются. Полгода я объезжаю зоофермы и зоопарки, пишу письма в другие города, даю объявления во всевозможных газетах и везде, где только можно. Все безрезультатно.

И вот когда руки уже совсем опустились, я открываю газету объявлений, чтобы проверить своё объявление о дрессировки собак. И прямо под ним: «Продаётся енот, возраст 1 год». Цена была равна моей зарплате за несколько месяцев, но об этом не думалось совсем. Срочно, пока не купили другие, надо ехать за ним.

Лезу в долги, отпрашиваюсь со службы, прошу подругу забрать вечером дочь из школы.

И бегу за енотом, за своим енотом. За своим первым енотом.

Добро пожаловать в наш ДОМ

Есть в Подмосковье, всего в часе от Москвы, уникальное место. С виду ничем не примечательный дом, каких в любом пригороде несчётное множество. Но стоит заглянуть во двор, как начинается совсем другая действительность.

Отовсюду на вас смотрят еноты, тянут к вам рукоподобные лапки, строят рожицы.

Скульптуры в розарии, изображения енотов на стене дома и даже указатели в виде енотов.

Но самые весёлые, конечно же, настоящие, живые еноты — питомцы этого дома.

Вот несколько с виду пустых беседок. Но стоит подойти поближе, и к вам со всех лап помчатся полосатохвостые разбойники в темных масках.

Хватая вас своими ловкими пальчиками, они будут настойчиво тянуть вас к себе и требовать, чтобы вы немедленно вошли в их обитель.

А стоит переступить порог, множество крохотных ручек обыщут все ваши карманы, заберутся на плечи и будут всячески привлекать ваше внимание, соревнуясь в этом с друг другом.

— Маруся, пошли домой! Слазь немедленно! — зовёт хозяйка маленькую проказницу, удобно разместившуюся на ветке берёзы. Увлекательно играя листьями, енот не обращает внимание на зов. И только глазки — бусинки украдкой неотрывно следят за каждым движением женщины.

Маруся это енот — полоскун, одна из обитателей этого странного дома. Животные попадают сюда по различным причинам и с разными судьбами, но Маруся родилась здесь. Но пусть она расскажет сама свою историю.

— Знаешь что, это все-таки мои заметки, а ты уже совсем читателя своими серьёзностями утомила, — возмутился енот, спускаясь с дерева.

— Я сама всё расскажу, а ты лучше иди, вкусняшек всяких заготовь, обед скоро. А то я уже, вон, берёзовыми листьями питаться начала, — и Маруся, довольная собой, начала свой рассказ.

Рождение

Меня зовут Маруся. Давайте знакомиться. Я — енот-полоскун. Живу я со своими друзьями — енотами и двумя мамами и папой-енотом в Доме Енота. Это место такое. Здесь живём мы — еноты, а люди нам прислуживают. Сбылась-таки мечта всех енотов: завоевать человеческий мир. Ну, допустим, весь Мир пока не получилось, но один домик с небольшим участком и прудиком всё же удалось захватить. Здесь нас любят, холят, кормят, развлекают, защищают от всех и всего. Но лучше я о домике расскажу позже. А пока мне хочется рассказать о том, почему у меня две мамы.

У всех — одна, а у меня — две! Да-да, именно две мамы. Одна меня родила на свет. Это моя мама-енот Варя. Теперь мы с ней — лучшие подружки. Но в первые часы рождения это было совсем не так.

Меня и мою сестричку очень ждали. Выделили моей маме Варе целую просторную комнату. Там было совсем тихо, уютно и тепло.

Но все равно что-то не устроило молодую родительницу, и она решила больше не интересоваться своими детишками: мной и сестрёнкой. Хорошо, что это заметила моя вторая мамочка — мама Наташа. Она — обычный человек. Просто очень-очень любит нас, енотиков. И прощает нам все наши капризы и шалости. А мы, енотики, ох, как любим безобразничать.

Мама Наташа увидела, что мы лежим вдали от основного домика, где сидит наша мама-енот. Мы почти уже совсем замёрзли. Не шевелились и даже уже не могли пищать. Ох, она и испугалась за нас! Я была размером меньше большого пальца на её руке. Большая рана шла через всю мою голову. На тельце тоже были видны несколько крупных ранок: мама-енот не очень-то церемонилась, вытаскивая и выбрасывая нас из домика.

Увы, ранки на моей сестрёнке были еще больше, и она уже не дышала. Как не старалась мама-Наташа вернуть её к жизни, сколько ни плакала, ничего не помогло. Так осталась я одна.

Чтобы спасти меня, срочно вызвали сразу несколько врачей. Даже для Наташи пришлось вызвать её врача.

Укол, который мне поставили был огромным, но должен был не позволить мне умереть от моих ран и боли, помочь выжить.

Я очень старалась жить! Ох и нелегко пришлось нам с новой мамой!

Чтобы я не заболела, температура должна была быть вокруг всегда одинаково тёплой, а специальных инкубаторов не было. И новая мама должна была строго следить за моей грелкой. Ведь, если заснуть и проспать, я замёрзну и могу умереть.

Но не только из-за температуры в моем домике ей нельзя было спать. Чтобы моё совсем крошечное тельце росло и не погибло, меня надо было каждый час кормить специальной смесью. Всего 1—2 капли, но каждый час. И взвешивать. Ведь если я не наберу хотя бы немного веса, надо будет срочно вызывать врача.

Только представьте, как страшно смотреть на весы и волноваться. И так и днём и ночью.

Первая неделя была самой тяжёлой. И даже сильная усталость не побеждала тревогу за меня: даже если мамина помощница Настя могла заменить маму, Наташа не могла спать.

Через неделю меня уже можно было кормить через 1,5 часа, и Настя все чаще могла дать Наташе отдохнуть. Но какое волнение было в глазах у моей мамы, когда она подходила ко мне после этого короткого сна. Ей было очень страшно заглянуть в мою спаленку — вдруг со мной что-то случилось. Ох и долгим был тот первый месяц моей жизни.

Многие гости Дома Енота в то время видели странную шатающуюся женщину, в полудрёме обнимающую шапку-ушанку. И невдомёк им было, что в этой шапке лежит крошечное существо, жизнь которого зависит от того, выдержит ли эта уставшая женщина. Без сна и отдыха 28 дней. Глаза впали, походка шатается. И она смогла!

И поэтому она для меня вторая мама. И самая-самая лучшая мама на свете. Потому дальше в своих рассказах я именно её буду называть Мамой. Ну, иногда — хозяйкой (так принято у животных) или просто Наташей. Ну чего ты, Мама? Откуда опять эта солёная водичка в уголках твоих глаз? Ведь я уже взрослая, и ты можешь совсем за меня не волноваться.

Учимся ходить

Вообще-то, ходить енот умеет даже в первые секунды после рождения. Куда и как — еще неясно, но уже быстро и целеустремлённо. На мордочке еще не раскрылись глазки, шёрстки еще почти нет, а мы уже бежим, торопимся, стремимся.

В природе самка — енот первую неделю совсем не покидает своё убежище. Запасы жира на талии позволяют ей и самой голод не чувствовать и потомство молоком кормить. И следит она день и ночь, чтобы чады её, неразумные ещё, из укрытия не выбежали или не вывались.

И эту же работу пришлось выполнять моей новой Маме. Только она хитрее енотов оказалась. Соорудила из мягкого полотенца гамачок у себя на груди и меня в него уложила. И тепло мне, и безопасно, и лазать есть где. А проголодалась, достаточно пискнуть тоненько, и тут же меня накормят да массаж живота сделают.

Так уж природа устроила: пока животик не погладят, малыши енотов в туалет сами сходить не могут. А то быстро бы испачкали своё жильё в природе. А ведь, где грязно, там и болезни ходят. Да и хищники опасные по запаху нас бы нашли. Вот природа и позаботилась: пока мама-енот нас язычком по животику не помассирует, мы сами оправиться-то и не можем.

Видно, Наташа язычком, так, как енот, управляться не умеет, потому живот мне массировала после еды просто пальчиками с тряпочкой, да пеленкой вытирала под хвостиком.

Так я и росла: каждый час взвешивание, кормление, массаж и новая грелка. Побегаю минут десять да опять спать, набираться сил.

Уже на двадцать восьмой день от рождения начали мои глазки открываться. Как, оказывается, много вокруг интересного!

Теперь уже лапы знали куда идти и бежали туда очень быстро. В гамачке сидеть стало скучно, но и самой ходить страшно.

Стоит только проснуться и поесть, требую, чтобы несла меня Мама куда-нибудь и показывала что-нибудь. А если занята и не хочет, кричу погромче и так жалобно, что никто устоять не сможет.

Ох, не знала я тогда, что ночью спать, а не гулять и играть полагается. Самое любимое время для игр было с 3 часов ночи до 5 часов утра.

Задремлет только хозяйка, я её цап за кончик носа. Зубов-то нет, но челюсть сильная. Так она с синим носом весь месяц и ходила. Пока не объяснила мне, что за нос кусать не надо. Сама меня пару раз за нос укусила — ох, как страшно было, хоть и не больно. И понятно сразу — кусать нос — совсем не игры.

Вообще-то, в природе самки-еноты учат всему своё потомство очень строго. Полезешь не туда — так хватят за шкирку, что ранки потом неделю болят. А уж если укусишь в игре сильнее, чем разрешено, вообще трёпку устроят. Да такую, что потом шкурка месяц болеть будет.

Наташа тоже пробовала меня воспитывать как еноты. Да где её зубам с моей енотовой толстой кожей сладить. Только обмусолит всю.

Но вот нашла же местечко моё слабое — ушки мои маленькие. Укушу её побольнее, она за ухо меня зубами своими прихватит. И смешно мне от этого, и немного страшно. И понятно сразу, что именно не нравится маме. Вот так и учимся мы понимать друг друга. Она у меня умненькая, быстро научилась понимать, когда я кушать прошу, а когда играть и гулять хочется.

Вот и я стараюсь не отставать, учусь понимать её. Хотя, ох, и странные эти существа — люди. Но это уже совсем другая история.

Даня. Первые шаги

Бегать я умела с первых мгновений жизни. Лапки, конечно, не всегда были послушными. Сначала я с ними совсем не умела договариваться. Потому смешно бегала, часто путалась в свои лапах. Попробуй сразу за всеми четырьмя уследи. Да ещё и хвост то и дело в них путается.

Так учились мы с моими лапами вместе Мир познавать. Но не всем енотам так везёт.

Вот, например, мой друг Даня. Он родился один и очень крупный. Да ещё и не вовремя: прямо в общем доме с другими енотами.

До специальной комнаты, где еноты своих детей должны рожать и растить, было далеко, вот и пришлось самку поскорее перенести в ближайшее отдельное помещение, тут Даня сразу и появился на свет.

Это была комната карантина. Туда обычно отселяют тех, кто приболел. Хороший, просторный вольер в три этажа. Только вот пол в нём совсем неудачный для новорождённого енота — крашенный и скользкий.

Разъехались лапки у Дани на таком полу, собрать он их под себя не может. Сам он ведь тяжёлый, а лапки слабенькие. Так он и запомнил эту позу, привык.

Лапы в стороны торчат, даже ползать не получаеться. Хоть его мама-енот и добрая и спокойная была, но люди все равно боялись её потревожить. Чтобы она, как моя мама-енот не отказалась от своего малыша. Вот и не заметили сразу беды.

Когда месяц Дани исполнился, пошла его осматривать Настя. Увидела, что Даня не по возрасту велик и развит, а ходить совсем не может, разволновалась и забрала малыша к Наташе.

Ох, что тут началось! Весь день и ночь звонили они врачам разным. Рассказывали про ножки Данины и бледнели, слушая, что врачи говорят. Плакали, обнимая Даню. Ничего хорошего врачи не говорили. Только все как один утверждали, что ходить он не будет и жить ему потому не надо.

Как же не надо? Эти глазки-пуговки вон как глядят доверчиво. И мордочка умненькая да ласковая.

Наплакались Наташа с Настей, а как слёзы, видно, кончились, так решили они за Даню бороться. Вспомнила Наташа, что, когда дочь её маленькой была, врачи тоже пугали, что ножки у неё ходят плохо. И что помог тогда массаж да зарядка. Только как массаж правильно еноту делать?

Решила тогда Наташа в интернете спросить у людей. Вдруг кто знает. Оказалось, что никто не знает, но все очень заволновались за бедного малыша. И поддержали Наташу.

«Как правильно — не знаю. Буду делать как сердце подскажет», — решила она, и стала массировать лапки енотику.

Из ванночки соорудила бассейн маленький и учила Даню плавать и развивать лапки. Держит его Наташа под животик и приговаривает: «Плыви, солнышко, старайся!» Кап-кап слёзки… Прошло всего пара дней. Массажи, зарядки и плавания. Почти всё время, когда малыш не спит.

Солнечный денёк выдался. Вынесла Наташа ванночку на лужайку. Уселась заниматься с Даней. В Доме Енота в тот момент гости были. Приходят к нам люди, нас забавлять, чтобы мы тут не скучали.

Ох и любим мы гостей! Мы, вообще, все новое любим. Что-то отвлеклась я.

Среди тех гостей женщина была. Увидела она, как Наташа с бедным енотом возится и говорит: «Зачем вам калека? Жалко конечно, но лучше сразу от него избавиться».

Ох и рассердилась мама Наташа!

Хотела уже на эту даму накинуться. Как вдруг, как будто поняв, что сказала эта женщина, Даня подтянул под себя лапки и сделал первый шаг.

Тут уже не до скандала Наташе стало. Подхватила она Данечку на руки, целует — зацеловывает, а сама от счастья слезы льёт (ох, и странные все-таки люди, грустно им — плачут, радостно — тоже ревут). Бежит она в дом. Всем по дороге кричит, что смог он, смог.

А Даня с того момента неуверенно, но всё больше и больше шажочков делать стал. Его ко мне подселили. Я тогда ещё даже глазки открывать не умела. В два раза меньше его была. Но он меня не обижал. За мной пробовал бегать. Только я-то быстрая и резвая, куда ему угнаться.

Так мы вместе и росли дальше. Спали вместе, грели друг друга. А уже через несколько дней научились вместе играть. Прошёл месяц, мы наперегонки бегать стали.

И никто, увидев нас, в играх наших и безобразиях, даже не догадывается теперь, что все врачи говорили, что не бегать Данечке, да и не жить.

Вырос Даня большим, красивым и очень ласковым енотом. Огромным и очень весёлым парнем. И его история для многих детишек — звериных и человеческих — рождённых с больными лапками-ножками теперь даёт надежду и силы на борьбу за право на жизнь. На жизнь весёлую, долгую и выздоровление лапок-ножек. Надо верить, что всё получиться и искать пути к победе. И всё обязательно будет хорошо. Просто замечательно!

Маленькие друзья

Родилась я тогда, когда другие малыши — еноты научились уже бегать, прыгать и играть. А поэтому Наташе было страшно отпускать меня играть с ними.

Маленькие еноты играют весело, задорно, кусают друг друга, что есть силы в их маленьких зубках.

Зубы–то хоть и маленькие, но очень острые и сильные.

Кожа у енотов с детства прочная и толстая. Нам такие игры не страшны, мы в них учимся себя защищать и добычу добывать. В лесу выжить без этого нельзя. И хоть мы и родились в Доме Енота, и жить будем в достатке и безопасности, инстинкты заставляют с детства учиться защищаться и добычу добывать. Вот и играют еноты маленькие в большие битвы.

А у людей кожа тонкая и слабая, да и мех её не защищает. Потому, если попадают их руки в поле нашей битвы, то сразу ранения у них, кровь во все стороны, больно им. Только ведь маленьким енотам этого не понять сразу, своя шкурка–то от таких укусов не страдает. Вот и объясняет нам человек, как может, что больно ему, что нельзя с ним так.

Языка нашего не знает, по-енотовски говорить не умеет, а мы человеческий язык не понимаем. Ох и много ран достанется людям, пока мы разберёмся, что к чему, и зубами своими управляться научимся.

Бывает так, что увидит человек где-то интересное видео с енотами. Милое такое. Мы ведь умеем милыми быть, да и, вообще, мы очень фотогеничны. И захочется ему сразу себе такого питомца. Купить-то сейчас можно кого угодно.

Принесёт домой человек енота, тот с испуга, его, как и полагается, искусает всего. Больно человеку, обидно и страшно: вдруг с какой болезнью малыш. Как потом спасаться-лечиться?

А енот–то не со зла кусает, страшно ему. А когда страшно — надо кусаться, да посильнее. Так его мать-енот учила.

Так и начинают знакомство человек и енот: боятся друг друга, а что делать-то и не знают.

Если человек храбрый попался, то, конечно, он станет искать информацию, спрашивать везде, как с енотом подружиться. И если повезёт ему, то найдёт он «Дом Енота». Тогда главное, чтобы терпения у него хватило и станут они со своим енотом лучшими друзьями. Это потому что человеку повезло найти нужную информацию и людей, енотов понимающих.

А вот если человек будет нетерпеливый, или времени у него мало, или боли он боится, тогда уже повезёт его еноту, если человек про Дом Енота узнает, да туда его отдаст жить.

Потому что очень неприятно, когда тебя все время по разным незнакомым людям продают. Только к человеку и его жизни привыкнешь, а тебя опять куда-то везут. Мы еноты, без слёз плачем, поэтому многим людям не понять, что плохо нам, грустно и страшно.

Так, что-то я отвлеклась. В общем, кусаются малыши еноты, ох, как сильно. И не из-за злости или вредности, а, наоборот, для своего развития и роста.

Вот так кусались уже малыши, которые раньше меня родились в Доме Енота. Самый младший был в три раза больше меня, и уже несколько раз кусал Наташу. И довольно сильно. Вот и боялась она за меня, что сильно напугают да больно укусят. И не позволяла мне ни с кем играть.

Но мне-то очень нужен был друг-енот для игр. Да и спать вместе теплее. Наташа-то — человек сообразительный. И быстро смекнула, что мне нужен друг. А тут как раз Даня с его слабыми ножками. Он хоть и в три раза больше меня был, но я то вон какая резвая. Даже с закрытыми глазами от него всегда увернуться успею. И он за мной повторять будет — быстрее ходить научиться.

Подумала так Наташа, да и поселила нас вместе. Ох, и обрадовались мы! Так друг дружке мы понравились! Спим в обнимку. Плачем — зовём друг друга, если не чувствуем рядом. Данечка ходить-то ещё не мог, а уже меня старался защищать, оберегать, да шёрстку мне вылизывать.

Как раз в день, когда он свой первый шажок сделал, я впервые глазки открыла. Теперь я его вижу, и я могу его за собой звать. Пусть старается, лапки тренирует.

Любимое место наших игр была кровать нашей мамы Наташи. Огромная, мягкая, с кучей игрушек. Проснусь я, покушаю из бутылочки, и сразу бегать хочется. Никому меня не остановить, не поймать.

Бегу на своих лапках по кровати, а Даня тоже на лапки вставать пытается. Мама Наташа ему помогает, под животик поддерживает. Я хоть и маленькая, но неглупая и добрая. Далеко от Дани не убегаю, вокруг него бегаю. Топ-топ… за мной пытается Даня… топ-топ… с маминой поддержкой. Топ-топ… выскользнули руки мамы из-под животика. Топ-топ… шатаются ножки, но держат Даню. Топ-топ-топ, всё больше шажочков осиливает малыш. Топ-топ-топ-топ… со всех сил старается. Устали ножки у Дани, уляжется на кроватки.

И я за это время набегалась, раз пять всю кровать вдоль и поперёк пробежала. Подбегу, прыгну на Даню, кусь своим беззубым ртом за его ушко. А он терпит, только головой трясёт. Поиграю я с его ушками немножко, да так и засну на нём сверху. Да так крепко, что не услышу, когда нас с Даней мама Наташа со своей кровати в наш домик-колыбельку перенесёт. Грелочку под бочок положит, и сама рядом задремлет.

Спи, мамочка, спи. Через часик мы проснёмся опять кушать и играть. И нет для нас разницы день это или ночь. Мы, пока маленькие, только кушать и спать умеем. Да и то, только с помощью человека. Вот и приходится маме Наташе успевать отдохнуть за тот часик, что мы спим. Потом отдохнёт и выспится, когда повзрослеем.

Мы растём

Колыбелька, в которую нас укладывала Наташа спать, с каждым днём становилась для меня с Даней все более тесной.

Ещё бы! Ведь здоровый енот при хорошем уходе растёт очень быстро. Каждые три часа его взвешивают первую неделю и записывают вес в тетрадку. По этим цифрам сразу видно всё ли хорошо с малышом.

Если вес остановился, надо срочно выяснять, что случилось. Ну а, если вдруг уменьшился — срочно врача-ветеринара звать надо.

Вот и у Наташи есть такая тетрадка. И заметно по ней, что за всего два дня я почти в два раза выросла.

Стараюсь, борюсь за жизнь. Ведь в ней так много интересного! Да и к Наташе, Насте и Данечки я уже привязалась, люблю их сильно-сильно!

И уже через месяц колыбелька стала тесновата. Да и играть уже мы пытаемся и бегать побольше перед сном. Пришло время менять колыбельку детскую на первый мой домик.

Стала им коробка большая. Застелила Наташа дно мягкими полотенцами, грелку положила да пушистого мишку.

Ох, как интересно по этому медведю лазить! Теперь может мама и поспать подольше. Проснусь я, и сама играю с ним ещё минут пять. А это для маленького енота — очень долго.

Наташе и шороха достаточно, чтобы услышать, что проснулось дитя. Поднимет голову, глянет, что малышка игрушкой занята и ещё немного вздремнёт. Так и расту я, в заботе и ласке.

Теперь уже не надо из пипетки капать специальную смесь. Я уже сама требовательно хватаю соску на бутылочке и с жадностью ем.

Теперь главное — не перекормить. Аппетит-то енотовский, здоровый, а животик ещё маленький. Но с этой задачей уже и мамина помощница Настя вполне справится.

Спи, мама, отдыхай, мы уже совсем взрослые, сами управимся.

Поиграла, покушала Маруся молочной смеси, Настя массаж животика сделала, грелочку сменила и вновь задремала малышка.

Спи, мама, набирайся сил. Скоро я ещё больше подрасту, глазки откроются, лапки окрепнут и будете вы уже и вдвоём с Настей за мной не поспевать.

Спи, набирайся сил.

Первый лучик света

Что-то сегодня Маруся притихшая. Уж не стряслось чего? Заволновалась Наташа, прислушавшись к коробке, в которой спала енот. Давно уже проснуться и играть должна. Какая-то противоестественная тишина! С замиранием сердца заглянула она в коробку. Ох! На неё смотрели два маленьких голубоватых глаза. Маруська глазки открыла!

Рождаются еноты с ещё только сформированными глазницами. Едва различимы границы век. Так, с плотно закрытыми глазками, они живут первый месяц. И только после начинают чуть-чуть наклёвываться щёлочки глаз.

Нужно время, чтобы енот смог открыть глаза полностью. Но, и после этого не сразу он начинает видеть. Вот сегодня и настал такой знаменательный день: впервые Маруся открыла глазки.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.

Поделиться ссылкой:

Отзывы

Поделиться ссылкой: